Wallace and Gromit
" Респект духам поп-корна!.."


Тема: Хичоль/Итук; "Давай сделаем это по-другому"; R!, PG-13<

Он выходит из тёплого метро, где эскалаторы не очень-то длинные, и утренний, ещё не пришедший в себя после бессонной ночи, город обрушивается на него бессвязным потоком голосов и шума, уже погасшими фонарями и ещё не до конца пробудившимися светофорами – бес сомнения, это было просто замечательно.
Он прячет руки в карманы пальто, которое ни черта не согревает в такой холод, и густой смог липнет к волосам, зарывается лицом в шарф, скрывая покрасневший нос.
Он проходит несколько кварталов, иногда бросая короткие взгляды – в секунду, или и того меньше, - на радужные витрины магазинчиков – больших и не очень, на толпы снующих в разных направлениях пешеходов и разноцветные рекламные плакаты...
... и оказывается на автобусной остановке, рассеянным взглядом провожая проезжающие мимо бесконечные череды автомобилей, убого и угрюмо изрыгающих углекислый газ.
... до тех пор пока ему в глаза не бросается фигура человека – слишком выделяющегося из безликой толпы прохожих, каждый из которых поглощён своими проблемами.
- С Рождеством, - вместо приветствия произносит Ким Хичоль. И Итук чувствует, как в мире становится тепла и света чуть больше.
Он улыбается в ответ:
- Сейчас ноябрь, но твоя манера приветствия, несомненно, великолепна, - говорит он.
Манера приветствия Ким Хичоля несомненна, великолепна – так же, как и великолепен сам Ким Хичоль.
Они идут в кафетерий, которых находится за углом – идут, едва касаясь друг друга, почти нечего не говорят и по холодному асфальту стучат каблуки громоздких ботинок.
***
Хичоль заказывает себе кофе и Итук кривится:
- Ты пьёшь слишком много кофе... Как ты только можешь пить эту мерзкую жижу?..
- А ты вообще не пьёшь его, - отвечает Хичоль, пожимая плечами и Итуку нечего ответить.
И чувствует он себя так странно-привычно – за пыльными окнами – над ним – грязно-серое небо, а перед ним – человек, который пьёт кофе из трубочки.
- У Хибома линька.
- Угу...
***
Они добираются до квартиры на окраине не замолкающего ни на секунду города на такси – жёлтого цвета и слишком яркого для такого тусклого и невыразительного города.
Итук терпеливо ждёт, пока Хичоль отыщет ключи с брелоком Микки Мауса в кармане куртки.
***
В квартире так и витает запах одиночества – и чувствуется он почти во всём, чего можно коснуться – в беспорядочно разбросанных по дому вещах, в немытых кружках из-под кофе и жестяных банках из-под кока-колы, в переполненных окурками от сигарет пепельницами.
Итук смотрит на беспорядок усталым взглядом и вздыхает.
- Я слишком безответственный человек, - отзывается Хичоль, - именно поэтому у меня есть ты...
А потом он достаёт сигареты – просто потому что сейчас самый подходящий момент.
- Ты знаешь, что слишком много куришь?
- Брошу, когда умру... - в этом вся сущность Ким Хичоля.
Итук хмурится. Ему хочется сейчас встряхнуть Хичоля, поцеловать, обвинить во всём, а потом попросить прощения, обнять или надавать пощёчин – он думает какой выбор сделать.
... а потом, когда, наконец, выбирает, то целует Хичоля – мягко, лениво скользя по поверхности губ, а потом отстраняется на два шага и смотрит – выжидающе.
- Давай сделаем это по-другому, - улыбаясь, произносит Хичоль, растягивая слова, как шоколадный батончик с нугой и целует Итука без осмотрительности – так, как может только он.
***